От свинга к фанку

Некогда кларнет был едва ли не первым инструментом в джазе. На записях «Горячей пятерки» и «Горячей семерки» Луи Армстронга рядом с его трубой неизменно слышен кларнет Джонни Доддса. Два самых выдающихся музыканта нью-орлеанского джаза – трубач Луи Армстронг и кларнетист Сидней Беше. Кларнетистами также были лидеры известнейших оркестров эпохи свинга – Арти Шоу, Вуди Герман, Джимми Дорси, наконец, сам «король свинга» Бенни Гудман.

Заключительный концерт 9-го сезона Международного Джазового Абонемента.

Международный Джазовый Абонемент – цикл концертов, представляющих зарубежных джазовых музыкантов, преимущественно восходящих звезд джаза – завершил свой девятый сезон концертом квартета Феликса Пейкли (Felix Peikli), молодого норвежского кларнетиста, который уже успел утвердиться на американской джазовой сцене.

Некогда кларнет был едва ли не первым инструментом в джазе. На записях «Горячей пятерки» и «Горячей семерки» Луи Армстронга рядом с его трубой неизменно слышен кларнет Джонни Доддса. Два самых выдающихся музыканта нью-орлеанского джаза – трубач Луи Армстронг и кларнетист Сидней Беше. Кларнетистами также были лидеры известнейших оркестров эпохи свинга – Арти Шоу, Вуди Герман, Джимми Дорси, наконец, сам «король свинга» Бенни Гудман. Однако, начиная с эпохи би-бопа, кларнет почти полностью исчезает из джазовых составов, уступая место саксофону.

Феликс Пейкли увлекся кларнетом, после того как в 8-летнем возрасте ему подарили пластинку Бенни Гудмена, и сохранил страсть к этому инструменту несмотря на то, что кларнет практически ушел из современного джаза. Имена известных кларнетистов можно пересчитать по пальцам, и почти все они – Эдди Дениэлс, Дон Байрон – играют также на саксофоне.

Поэтому уже сам факт преданности своему инструменту, с которым Феликс Пейкли ищет свое место в современном джазе, свидетельствует о серьезных амбициях. И небезосновательных, как об этом свидетельствует его послужной список. Помимо внушительного числа побед на различных конкурсах, вызывает уважение перечисление музыкантов, с которыми ему пришлось играть: Данило Перес, Джон Патитуччи, Эдди Гомес, Уэйн Шортер, Джо Ловано. Наконец, первый сольный альбом записан им с участием Маркуса Миллера. Само по себе сочетание кларнета и бас-гитары одного из самых известных представителей стилей фьюжн, фанк, ритм-энд-блюз уже интригует.

 Феликс Пейкли. Тут и далее ajnj Александра Зубко

Наконец, об этом свидетельствует сама музыка Феликса, которую можно было услышать в концертном зале Киевской консерватории 2 июля. Заключительный концерт сезона МДА получился без преувеличения одним из лучших.

Впрочем, здесь заслуга в неменьшей степени партнеров амбициозного норвежца, с которым на сцену вышли Ефим Чупахин (рояль), Аркадий Овруцкий (контрабас), Джейсон Браун (барабаны).

Музыканты сыграли несколько джазовых стандартов (After You’ve Gone, Sweet Georgia Brown, Summertime) и по одной оригинальной композиции Аркадия Овруцкого и Феликса Пейкли.

 Ефим Чупахин

Виртуозность, умение свинговать – непременные, хотя и традиционные, качества кларнетиста, без которых нельзя рассчитывать на успех, и игра Феликса оправдывает эти ожидания. Существенно то, что его кларнет умеет звучать не только традиционно. Как, например, в композиции Аркадия Овруцкого New Orleans, исполненной в стиле фанк. Кларнет, звучащий фанково, — это уже, пожалуй, новость.

Еще один свой козырь Феликс продемонстрировал в сольном исполнении Summertime, одновременно исполнив две линии – мелодическую и басовую – все на том же одиноком кларнете. (Подобный прием любит использовать тенор-саксофонист Джошуа Редман.)

Слова о заслуге партнеров Феликса – вовсе не дежурный комплимент. Я бы сказал, что их игра – как сольная, так и ансамблевая – оставляла не меньшее впечатление.

Ефим Чупахин – лидер харьковского Acoustic Quartet (который буквально накануне успешно выступил на львовском Альфа Джаз Фесте), один из лучших джазовых пианистов страны. В его игре сочетаются разные стили и влияния, но, пожалуй, главная подкупающая черта – это максимальная самоотдача. Ни одно из его включений, ни одна импровизация не бывает проходной. Он всегда полностью вкладывается в каждое соло, играя на максимуме гармонической и ритмической изобретательности.

Игра Аркадия Овруцкого, как обычно, совмещающего роль организатора МДА и постоянного участника, как обычно, служила ритмическим стержнем ансамбля. В свою очередь солировать, он ограничивался короткими, но по своему обыкновению изящно построенными репликами (кроме развернутого соло в авторской композиции).

Появление американского барабанщика Джейсона Брауна (Jason Brown) в рамках концертов МБА уже не первое и, лично для меня, не менее интересное и ожидаемое, чем солиста квартета. Игра Брауна просто приковывает к себе внимание, так что его приходится делить между солистом и барабанщиком. Я бы сказал, что в его исполнении я не слышал ни одной невыразительной фразы. Впечатляет даже сама манера его кистевой игры, стремительной, мощной, при почти неподвижном корпусе.

Джейсон Браун находится на нью-йорской джазовой сцене уже больше десяти лет. Его послужной список достаточно внушителен. Достаточно сказать, что он постоянный член трио одной из самых ярких звезд современного джаза, органиста Джоуи ДеФранческо. При этом Браун не записал пока еще ни одного сольного альбома. Похоже, что здесь как раз тот случай, когда уровень музыканта значительно превосходит его амбициозность.

 Джейсон Браун (барабаны) и Аркадий Овруцкий (контрабас)

МБА возобновил старую традицию проведения мастер-классов гастролирующих музыкантов для студентов Глиэровского института и, разумеется, всех желающих. Коротко говоря, это один из самых деловых в лучшем смысле и содержательных мастер-классов, которые мне приходилось видеть и в отношении роли барабанщика в ансамбле (по мнению Брауна, именно барабанщик ведет ансамбль), и в отношении, так сказать, музыкальности, внутреннего строения его игры.

Повторюсь, это был один из лучших концертов МДА в этом сезоне и, коль скоро следующий юбилейный, десятый, то его можно считать многообещающей репетицией. 

Украинская Правда

Categories: Статьи